Италия для Вас лично это, в первую очередь:

Кондотьеры в Италии 1

Кондотьеры.

Своеобразие социальной обстановки в Италии времен эпохи Возрождения породило кондотьерские отряды. В XIV столетии они существовали во всех странах Западной Европы, но нигде не получили столь широкого распространения.

Ожесточённая борьба между пополанскими коммунами и феодальной знатью, идущая в Северной и Центральной Италии, в большинстве случаев приводит к победе пополанов – в результате феодалы лишаются ведущего положения и становятся ненужными в качестве военной силы. Воевать от собственного имени они не в состоянии, объединяться им не дают соседние коммуны, следовательно, единственным способом применить свою военную сноровку была служба той же самой коммуне. Феодал либо возглавлял пополанское ополчение, либо приводил с собой специально набранный и натренированный отряд, составленный из разного рода авантюристов, готовых на всё ради наживы.

Второй вариант довольно быстро вытеснил первый, и вот почему: быстро богатеющие купцы, ростовщики, ремесленники, которые в XIII веке мужественно сражались и, победив, забрали бразды правления коммуной в свои руки, не слишком охотно берутся за меч, предпочитая решать судьбы города в советах, а не рисковать жизнью на поле брани. Поэтому они охотно поручают ведение военных предприятий своей родной коммуны профессионалам, составляя с ними соответствующие договоры, так называемые кондотты, от названия которых командиры отрядов и получают название кондотьеров.

                Кондотьер со своим отрядом ведёт войну, а пополанская коммуна в сроки, оговорённые кондоттой, выплачивает ему определённые, порой весьма и весьма значительные суммы. При этом в войске всегда имеются надёжные представители, которые зорко следят за тем, чтобы наёмный военачальник со своим войском, получив деньги, не изменил.  Эта глубоко порочная система приводила к многочисленным осложнениям и неприятностям, так как кондотьеры сплошь и рядом переходили из одного воюющего лагеря в другой, шантажировали своих нанимателей и постоянно стремились использовать возникшее положение в личных целях.

                Кондотьерские отряды появляются в Италии ещё в XIII веке, состоя обычно из разного рода иностранцев, отставших от своих отрядов во время походов германских императоров, экспедиций в Неаполь анжуйских или венгерских претендентов. Эти иностранцы объединялись в отряды, так называемые компании, и выдвигали вождя, обычно знакомого с местностью и обстановкой итальянца. Этот вождь созывал и распускал отряд по своему усмотрению, заключал договоры на ведение военных операций, получал деньги от нанимателя и от своего имени расплачивался со своими солдатами. Само слово "солдаты" (от слова "soldo" - плата) возникло именно в этой обстановке.

                Первый крупный отряд подобного типа был создан в 1303 году в период борьбы между Неаполем и отпавшей от него Сицилией. Количество отрядов росло год от года. Особенно знаменитыми стали компания, организованная в 1329 году из остатков армии Людовика Баварского под командованием Марко Висконти, и "Компания святого Георгия", образовавшаяся в 1339 году под командованием Лодризио Висконти.

                В середине XIV века во главе отрядов кондотьеров всё чаще встают иностранцы, наиболее известными из которых были глава "Великой компании" (Gran Compagnia) Вернер фон Урслинген, носивший на своём знамени надпись "Враг Бога, правосудия и милосердия"; а также вождь "Белой компании" (1365), а потом "Святой компании" (1375-1376) Джон Гауквуд, имя которого итальянцы произносили как Джованни Акуто. На старости лет последний, собрав громадный капитал, решил вернуться в Англию, но умер в пути, так и не сумев воспользоваться плодами своих трудов.

                Но такая ситуация продолжалась недолго, и во главе наёмных отрядов вновь преобладают итальянцы, причём сами отряды всё больше состоят из местных жителей. Первый полностью итальянский отряд был образован в 1376 году Альберико да Барбиано и одерживал одну победу за другой. В 1379 году, разгромив своих врагов в битве при Марино под Римом (представлял папу Урабана VI в его борьбе с Климентом VII), "Итальянская компания святого Георгия" окончательно закрепила за собой первенствующее положение на полуострове. К этому времени иностранные компании быстро исчезают и к концу века уже не встречаются на страницах источников.

Громадное значение кондотьерских отрядов и их пагубное влияние отлично осознавались уже современниками: Урбан V обрушивает на них всю тяжесть своих церковных проклятий, а Петрарка в своих письма считает кондотьеров виновниками глубокого упадка Италии в середине XIV столетия. Но, несмотря на все обличения и анафемы, на меры, принимаемые папством и империей, кондотьерские отряды продолжают процветать и плодиться, ибо те же папы, столь пышно требующие их уничтожения, постоянно прибегают к их услугам.

                После исчезновения Империи как реальной силы, переезда папства в Авиньон и ослабления Неаполитанского королевства приводит к тому, что многочисленные итальянские государства оказались предоставленными сами себе. Это вызывало постоянную и ожесточённую войну всех против всех. Но эта же война в конце концов и привела к относительной стабилизации карты Италии, к образованию сети государств, с незначительными изменениями просуществовавших до начала XVI века. В этой стабилизации кондотьерам принадлежала немалая роль: именно они вели основные войны и именно они давали возможность мелким сеньорам, владения которых помещались между крупными коммунами, удерживать свою власть.

Таковы Урбино, власть в котором захватывает гибеллинский род Монтефельтро (в 1355 году кондотьер Никколо Монтефельтро признан кардиналом Альборнозом, а потом получает титул графа Урбино, в XV веке заменённый на герцога).

Таков Римини, в котором с начала XIV века правит гвельфский род Малатеста, члены которого претендуют на титул "сеньоров Романии".

 Севернее - в Феррре - правят феодалы 'Эсте, признанные папой в 1330 году в качестве викариев. Представители а носили титул маркизов, являясь де-факто абсолютно самостоятельными государями, постоянно пытаясь захватить власть над соседними Моденой и Реджо.

Ещё севернее, в Мантуе, разбогатевшие пополаны и наследственные народные капитаны Гонзага в 1330 году получают титул имперских викариев от Людовика Баварского. Позже они вынуждены признать зависимость от Висконти, но в начале XV века вновь обретают независимость.

 

Вот какое определение кондотьерам даёт энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона:

Кондотьеры (итал. Condottieri, от condotta — наемная плата) — в XIV и XV вв., так назывались в Италии предводители наемных дружин. Возникновению кондотьерства в Италии особенно благоприятствовало то, что власть в итальянских республиках захватывалась тиранами (Скала, Висконти), которые, нуждаясь в преданном войске, привлекали на свою службу иностранных, преимущественно немецких, наемников. К бандам иноземных наемников, имевшим первоначально республиканское устройство (Compagnie), примыкали беспокойные итальянские элементы. Когда в Италии появились со своими дружинами иноземные рыцари, такие, как герцог Вернер фон Урслинген (свирепствовавший в Италии в 1334-1352 гг. и написавший на своем панцире серебряными буквами: “враг Бога и милосердия”), граф Лутц фон Ландау, рыцарь иоаннитского ордена Монреаль (Montreal) и особенно Джон Гаквуд (Hawkwood, 1364 г., прославившийся также в Венгрии), а вместе с тем и местные феодалы, Лодовико Висконти, Убальдини и Альбериго да Барбиано, стали усиливать наемниками свои вассальные войска, тогда дружины наемников получили монархическое устройство. Этому способствовало и то обстоятельство, что из рядов наемников выдвигались своей доблестью и воинским искусством отдельные личности, которые и становились предводителями: таковы были: Аттендоло, соперник последнего Браччио да Монтоне (в школе его образовались почти все тогдашние военные знаменитости Италии), Коллеони, Карманьола, Пиччинино, Франческо Сфорца и др. Таким образом, возникли дружины авантюристов, искавших легкой наживы, связанных между собой в силу личного подчинения одному и тому же К., который действовал сам от себя и сам для себя, поступая на службу ко всякому, кто его нанимал, без разбора партии и дела. Главная сила кондотьерских дружин состояла в коннице, которой иногда считалось 20 тыс. на 2 тыс. пехоты. Вооружением своим, разделением и строем они походили на французские ордонансовые роты. Большого развития достигло у К. искусство маневрирования, а также организация административной и медицинской частей. Руководствуясь лишь мотивами самого низкого корыстолюбия, К. представляли собою весьма ненадежные войска, всегда готовые перейти на сторону неприятеля; при случае К. готов было наложить руку и на доверившийся ему город, сделаться в нем князем. Войну К. часто вели только для вида и в тайном соглашении со своими собратьями, служившими в неприятельской армии; они не сражались ни ночью, ни зимой, не укрепляли своих станов и в битвах не убивали противников, а старались только брать их в плен, для получения выкупа. Лишь немногим из К. удалось основать самостоятельные владения или собрать большие богатства, как Сфорце и Коллеони . К концу XV века кондотьерство стало приходить в упадок, а после вторжения в Италию Карла VIII совершенно исчезло.

Ср. Ricottia, “Storia dеllе compagnie di ventura” (Турин, 1845); F. Steger, “Franz Sforza etc. “ (Лпц. 1853; нов. изд. 1865).

 

А вот что пишет А.А. Свечин в I томе своего труда "Эволюция военного искусства":

«Пользование наемными войсками представляло крупные неудобства. Меньше всего последние ощущались в Англии, которая вела войны за морем и которую поэтому не затрагивал весьма неприятный вопрос о демобилизации навербованных банд: последние оставались на территории Франции. Английские наемники не могли сложиться в политическую лигу.

Иначе было в Италии. Сначала в борьбе с Гогенштауфенами за самостоятельность, затем в бесконечной борьбе между собой и вооруженной борьбе партий внутри городов, при неудовлетворительности городских милиций, итальянские города все тире обращались к наемникам. Последние, сделав из войны ремесло, переходя со службы одному политическому центру на службу другому, совершенно деклассировались и уложились в особые организации, получившие огромный политический вес. Во главе стоял кондотьер, т. е. предводитель, который набирал отряд, и, как антрепренер, искал с ним наиболее выгодной службы. Обострение гражданской войны создавало многочисленных политических эмигрантов, которые комплектовали ряды наемников. Власть кондотьеров взад шайками этих изгнанников или искателей приключений с течением времени росла - шайки из товарищеской организаций обращалась: в отряд, преимущественно конный, содержимый и во всем зависимый от его начальника. Создалась положение, напоминавшее германских князей с их отрядами на службе разлагавшейся Римской империи, в обоих случаях приведшее к захвату власти предводителями профессиональных воинов.

Армии кондотьеров безусловно доказали свое превосходство над феодальными ополчениями. Вилани, описывая столкновение наемников с неаполитанским рыцарством, еще в 1349 г., утверждает, что не было даже боя, а происходила просто ловля баронов и богатых рыцарей, за которых можно было получить хороший выкуп. Армии кондотьеров оставались по преимуществу конными и маленькими, так как каждый лишний человек был обузой для кондотьера; его приходилось не только довольствовать, но и выделять ему его долю из добычи.

Господство кондотьеров XIV и XV века - представляет эпоху расцвета ренессанса. Многие кондотьеры, сделавшиеся оседлыми тиранами крупных городов, явились покровителями возрождения наук и искусств. В военном отношении необходимо отметить крупный толчок вперед: воскрешаются античные идеи в тактике и стратегии, нарождается обширная военная литература; вместо бесформенного протокола средневековой хроники создается связное, правда, не лишенное тенденции, военно-историческое повествование. [156]

Возрождается военная наука: из первой военной школы Альберико Барбиано, по выражению современника, герои выскакивали, как из троянского коня.

На кондотьеров жестоко нападали итальянские патриоты, с гениальнейшим Макиавелли во главе. В наемных войсках, не одушевляемых гражданским чувством, они видели гибель Италии, раздробление, узурпацию тиранами власти в свободных республиках, патриоты тяготели к идеалу римской милиции. Кондотьеров обвиняли в том, что они "живодеры". Таким живодером был, например, немец герцог Вернер фон Урслинген (Гварнерио), избравший себе девиз: "враг Бога, сострадания и милосердия". У итальянских кондотьеров, однако, часто встречается оригинальная христианско-патриотическая идеология. Если и между ними были крутые люди (знаменитая фамилия Сфорца означает насилователь), то условия войны и отношения хозяев, нанимавших кондотьеров, к ним объясняют это. Когда папа Сикст IV узнал, что нанятый им кондотьер Роберто Малатеста одержал полную победу, он распорядился его умертвить.

Такие отношения, конечно, вызывали во время операций у кондотьера мысль - не только разбить противника, но и охранить интересы свои и армии со стороны нанявшей их власти. Макиавелли и другие патриоты обвиняли кондотьеров в том, что они, чтобы не остаться без работы, затягивали войну, как недобросовестный адвокат затягивает судебный процесс, что они стремились к фокусничеству, что бои их между собой оставались бескровными, а победы имели призрачный характер. Несомненно, известное стремление к виртуозности, к искусству для искусства, характерно для кондотьеров. Но у них же народилась осмысленная операция, осмысленная тактика вместо анархической тактики и стратегии средневековья; они обращали особое внимание на правильное снабжение армии, так как солдат служил только хорошо обеспечивающему его кондотьеру, - а когда возникала опасность для самого кондотьера, как это было, когда флорентийцы двинулись против Каструччо Кастракани, кондотьеры умели вести очень кровопролитный бой.

Несмотря на печальную память разорения и раздробления, оставленную кондотьерами, сравнивая их армии, с точки зрения военного искусства, с феодальным ополчением, мы должны признать их шагом вперед».

Но вернёмся непосредственно к личностям. Пользуясь имеющейся у меня скудной информацией, могу дать краткие описания, характеризующие те или иые персоналии:

Вернер фон Урслингер (Гварнерио). Герцог, лава "Великой компании". Носил на своём знамени надпись "Враг Бога, правосудия и милосердия", прославился своей жестокостью.

Джованни Акуто (он же Джон Гауквуд). Кондотьер Неаполя, потом Флоренции. Возглавлял войну Флоренции против папы в 1375-1376, на город наложен интердикт. Руководил флорентийскими войсками в войне против Джан Галеаццо Висконти. Умер в 1394.

Альберико да Барбиано. Кондотьер Владислава Неаполитанского. Одержал ряд крупных побед.

Браччо да Монтоне. Кондотьер Неаполя и Арагона в войне против папы и Анжу, потом на службе у анжуйцев. В 1420 году отлучён от церкви. Некоторое время был диктатором Рима. Смертельно ранен в сражении с Франческо Сфорца у стен осаждённой им Аквилы Муцио Аттендоло Сфорца. Сын крестьянина из Романьи, отец будующего миланского герцога Франческо Сфорца. Кондотьер Джованны II. Утонул в Пескаре 4 января 1424 года накануне сражения с войсками Браччо да Монтоне.

Франческо Сфорца. Сын и преемник Муцио Аттендоло. Кондотьер Венеции, Флоренции и Милана, впоследствии - герцог Милана (с 1450). В 1430 захватывает Луку; в 1447 воюет с папой, дважды отлучён от церкви.

Франческо да Карманьола. Кондотьер Милана, после ссоры с Филиппо Мария перешёл на службу к Венеции. Возглавлял её отряды в войне с Миланом  в 1426, одержал блестящую победу при Маклодио (1427). Впоследствии казнен по обвинению в государственной измене.

Никколо да Пиччинино. Наиболее способный ученик и продолжатель дела Браччо да Монтоне. Кондотьер Генуи, впоследствии во главе флорентийских сил, но неудачно; потом на службе у Филиппо Мария Висконти.

Никколо Фортебраччо. Племянник Браччо ди Монтоне, кондотьер Флоренции. Предпринял ряд набегов на территорию Лукки в 1429. Позже на службе у Филиппо Мария Висконти.

Джованни Вителлески. Кардинал, любимец папы Евгения IV, выдающийся военачальник. Одержал ряд блестящих побед в борьбе за обладание Римом. Оставил о себе добрую память в хрониках. Смертельно ранен при попытке мятежа в 1440. [N.B. Пожалуй, духовный сан не позволяет отнести Вителлески к кондотьерам, тем не менее, по роду деятельности его можно поставить в один ряд с ними].

Джованни Тарталья. Кондотьер Флоренции.

Пиппо Спанья. Талантливый военачальник, фаворит императора Сигизмунда.

Якопо даль Верме. Кондотьер Джан Галеаццо Висконти.

Бартломео Коллеони. Уроженец  Бергамо, там же и похоронен в 1475 году. Кондотьер сначала Милана, потом Венеции. Не имел наследников и все свое состояние завещал Венецианской республике при условии, что ему поставят памятник на площади св. Марка. Данное мероприятие с большим успехом было осуществлено Андреа Верроккьо.

Эразмо да Нарни (aka Гаттамелата). Вошёл в историю не сколько как военачальник, сколько как человек, которому Донателло поставил в Падуе знаменитейший памятник, послуживший примером для многих других.

Джованни делле Банде Нере (Медичи). "Бонапарт XVI века", руководитель "Чёрных отрядов". Смертельно ранен в 1526.

Также достаточно известными кондотьерами были Гвидориччио ди Фольяно, Франческино делла Мирандола, Фачино Кане, Альберто ди Джуссано, Луиджи Кадорна, Армандо Диац, Раймондо Монтекуколи, но о них я пока ничего сказать не могу - острый недостаток информации вынуждает меня ограничиться вышеперечисленным. Не обессудьте, но это практически всё… В случае появления новых сведений я немедленно представлю их Вашему вниманию.

 

А.В. Разыграев

Наемники Ренессанса - Итальянские кондотьеры XIV - XV веков

Итальянское Возрождение коснулось в числе прочих искусств и военного. В ту эпоху Италия - это страна, в которой организация военного дела была наиболее высоко развита и она ближе всех стояла к созданию постоянных вооруженных сил. Итальянские кондотьеры стали козлами отпущения итальянской раздробленности, когда они с началом Итальянских войн были сметены ордами хлынувших из-за гор французов, испанцев и немцев. Система высокой организации военного дел была сломана, когда итальянские государства, разбросанные по блокам, душили друг друга в беспощадной схватке за чужие интересы. В огромном конфликте всеевропейского масштаба, Итальянских войнах, собственно итальянские вооруженные силы, разбитые на небольшие силы разных государств, разнесенные в разные лагеря, быстро сгорели без следа, сметенные залпами аркебузиров и канонадой крепнущей артиллерии.

 

Источники и литература:

Campano A. Braccii Perusini vita et gesta. (Rerum Italicarum Scriptores. XIX, p. IV)

Iohanis Simonetae Rerum Gestarum Francisci Sfortiae mediolanensium ducis commentarii. (Rerum 

Italicarum Scriptores. XI, p. II)

Block W. Die Condottieri. Berlin . 1913.

Mallett M.. Mercenaries and their masters. London . 1974.

Mille P. Braccio Fortebraccio. Perugia . 1974.

Ricotti E.. Storia delle Compagnie di Ventura. V. 1-4. Torino. 1845.

 

Центром интеллектуальной, культурной, политической, деловой жизни Европы в XIV-XV вв. являлась Италия. Плотность населения на полуострове была столь велика, что территориально относительно небольшие государства Италии имели численность населения, сопоставимую с численностью куда более обширных заальпийских соседей. Человек из-за гор воспринимался итальянцами как варвар, “ультрамонтан”. Все великие достижения мысли, чудеса архитектуры, литературные шедевры находились здесь, в Италии, полагали итальянцы.

Они более чем прохладно относились к землям соседей за Альпами, предпочитая заниматься собственными проблемами. Италия XIV - XV веков - это самодостаточный политический мир с кипящей страстями жизнью. Определяющими жизнь полуострова являлись пять государств: Миланское герцогство, Венецианская республика, Флорентийская республика, Папское государство, Неаполитанское королевство. Множество других, более мелких политических образований попеременно примыкали то к одним, то к другим лидерам. Основная политическая тенденция Италии XIII - XIV в.в. - укрепление суверенитета городов, формирование многочисленных коммун сопровождалась обилием мелких конфликтов. Избавление от власти сеньора означало для города, в том числе, и потерю его покровительства, включая и военную защиту. Поясок стен и доблесть граждан отныне служили единственной защитой от посягательств соседей.

Крупные синьоры и республики постоянно пытались реализовать свой военный потенциал для утверждения своей власти в том или ином городе Италии, причем часто их интересы скрещивались в одной точке. Все эти обстоятельства определили повышение спроса на военную силу. Ресурсы сбора классического рыцарского ополчения у итальянских монархов были невелики, а в республиках и вовсе ничтожны. Вальвасоры (мелкие рыцари) не могли обеспечить создание достаточно сильной армии. При этом Италия оставалась страной с колоссальным денежным оборотом, страной, куда стекалось золото со всех уголков Старого Света. Так вполне естественно в Италии стал формироваться рынок профессионалов-наемников, называемых mercenarii.

Наемники стали появляться в больших количествах на генуэзской и сиенской службах с 1220-х г.г. например, знаменитые генуэзские арбалетчики). К середине XIII века к ним подключилась и Флоренция. В битве при Монтаперте в 1260 г. между сиенско-гиббелинской и флорентийской гвельфской армиями на стороне Флоренции сражались 200 наемников-кавалеристов. С ними были заключены 3-х месячные контракты и набирались они в Эмилии и Романии. В 1277 г. мы обнаруживаем 100 английских наемников на флорентийской службе. В 1289 г. граф Амаури Нарбонский, командовавший флорентийской армией при Кампальдино, имел в течение двух лет в 100 - 200 анжуйских кавалеристов.

В первой четверти XIV в. Италию захлестнула волна немецких наемников, чьи отряды назывались Отрядами Удачи (Compagnii di Ventura). В последствии, это название распространилось на все наемные части Италии. Первоначально они насчитывали 50 - 100 человек и не оказывали заметного влияния на политику. Однако с середины XIV в. стали возникать очень мощные части, по численности напоминающие средневековые армии. В 1342 г. Великий отряд бывшего монаха Фра Мориале состоял из 3 000 barbute (немецких латников). В 1351 г. Великий отряд уже насчитывал 9 000 солдат (7 000 латников, 2 000 арбалетчиков).

Пд латником мы пониам тяжелого средневекового кавалериста (man-at-arms, homme d'arme, uomo d'armo), т.к. термин рыцарь не вполне подходит, неся дополнительный социальный смысл. Каждый рыцарь являлся латником, но не каждый латник являлся рыцарем.

Тогда же возникает отряд Св. Георгия (он же Великий), созданный Лодризио Висконти (2 500 латников, 1 000 пехотинцев (среди них было много швейцарцев)). В числе его соратников были Конрад фон Ландау и Вернер фон Урслинген, который, не стесняясь своей жестокости, именовал себя “врагом Бога на земле”. В 1361 г. появился Белый отряд (6 000 солдат). Первым его командиром был Альберт Штерц, затем - сэр Джон Хоквуд. Вместе с Хоквудом в Италии появились прославившие себя в идущей за Альпами Столетней войне английские лучники и привычка латников спешиваться. Этот отряд, никогда не покидавший Италии, послужил прообразом знаменитого Белого отряда Конан Дойля. В 1363 г. при Кантурино Белый отряд, находившийся на флорентийской службе, разбил отряд фон Урслингена.

В Италии остались четыре крупных отряда: Хоквуда, Штерца, Бонгартена (отряд Звезды) и Амброджио Висконти (отряд Св. Георгия). Эпоха Великих отрядов явилась подлинным кошмаром для итальянских городов. По размерам это были подлинные армии, еще до Тридцатилетней войны воплощавшие в жизнь принцип Валленштейна: “Война кормит войну”. Маленькие городки жили в постоянном страхе быть разграбленными наемниками. Единственным способом защититься от такого отряда было нанять свой собственный. Только крупные государства могли себе позволить подобный найм. Разгром при Кантурино Великого отряда фон Урслингена был следствием войны между Миланом и Флоренцией.

Милан конца XIV - начала XV вв. являлся наиболее мощной в военном отношении силой. До тех пор, пока был жив Хоквуд, благодаря его таланту, сохранялся паритет между Флоренцией и Миланом. В 1394 г. флорентийцы похоронили Джованни Аукута (так они называли Хоквуда) во флорентийском соборе Санта Мария дель Фьоре. Слава Хоквуда была так велика, что английский король Ричард II попросил разрешения флорентийцев похоронить его на родине в Хедингаме. Флорентийцы благородно возвратили прах великого кондотьера на родину, где его могила с тех пор была утеряна, но в соборе до сих пор можно видеть могильную плиту с его именем. Вместо Хоквуда в 1394 г. Флоренция пригласила на должность генерального капитана Бернадона де Серре. Де Серре был гасконцем, пришел в Италию в 1370 г. вместе с Бретонским отрядом. В 1402 г. Бернадон потерпел сокрушительное поражение от миланской армии при Казалекьо, после чего вернулся во Францию.

Милан с конца XIV в. стал ведущей политической силой Италии. Его герцог, Джан Галеаццо Висконти проводил политику найма всех знаменитых кондотьеров. Больше всего это напоминало беззастенчивую скупку военных талантов. В результате в начале XV в. все выдающиеся кондотьеры Италии: Альберико да Барбьяно, братья Малатеста, дал Верме, Фачино Кане, Карманьола состояли на миланской службе. Всем соседям пришлось испытывать на себе силу миланского оружия, поступившись своими принципами вместе с частью территории. Именно в миланской армии этого периода наблюдается расцвет военных талантов итальянских наемных капитанов. Первым кондотьером-итальянцем стал Альберико да Барбьяно. Начиная карьеру в отряде Джона Хоквуда, он стал свидетелем резни, учиненной в Чесна. Вскоре, отделившись от Белого отряда, да Барбьяно сформировал собственную кондотту (7 000 солдат, 1 000 копий), назвав ее отрядом Знамени Св. Георгия. Его звездным часом стала битва при Марино 30 апреля 1 380 г., где был разбит Бретонский отряд. Папа одарил Альберико 8 000 дукатов и стягом с красным крестом на белом поле и девизом “Italia liberata dai barbari” (“Италия освобождена от варваров”). В дальнейшем у да Барбьяно нашлось немало последователей и с начала XV в. военное дело в Италии прочно переходит в руки итальянцев.

Комментарии:

Добавить комментарий