Warning: XSLTProcessor::transformToXml() [xsltprocessor.transformtoxml]: ID comments already defined in /www/vhosts/italyproject.ru/html/classes/system/subsystems/umiTemplaters/types/umiTemplaterXSLT.php on line 2
Джузеппе Гарибальди 1

Италия для Вас лично это, в первую очередь:

Джузеппе Гарибальди 1

Муромцева Ольга Валерьевна - дипломница истфака МГУ им. М.В. Ломоносова

Журнал "Новая и новейшая история", №1, 2002

Джузеппе Гарибальди - национальный герой Италии, человек-легенда, одна из главных фигур итальянского Рисорджименто, движения за объединение Италии. Его имя стало символом борьбы за свободу и демократию. Его популярность и славу, пришедшую еще при жизни, не раз пытались использовать в своих целях другие политические деятели. То же происходило и после смерти прославленного героя. Фашисты, коммунисты и либералы объявляли его предвозвестником своих идей. Его тепло принимали во Франции и Англии, чтили в демократических кругах дореволюционной России, любили и в Советском Союзе.

Всплеск популярности Гарибальди в мире связан с приходом Муссолини к власти в Италии. При фашистском режиме в 1932 г. с большой помпезностью отмечали 50-летие со дня смерти национального героя итальянского народа, а в послевоенной демократической Италии в 1982 г. -100-летнюю годовщину его кончины. Хотя надо отметить, что в последние десятилетия блеск славы Джузеппе Гарибальди несколько потускнел. Возможно, это объясняется тем, что его имя у нас в России сегодня связывают с коммунистическими идеями, а в Италии - отчасти с фашизмом.

Тем не менее остается открытым вопрос, почему Гарибальди был так популярен не только в Италии, но и во всем мире среди людей столь различных, порой полярных, политических взглядов, которые объявляли его "своим". Каковы истинные социально-политические воззрения самого Джузеппе Гарибальди? Именно на этот вопрос автор постарается прежде всего найти ответ, попытавшись одновременно воссоздать и его политический портрет.

 

ГАРИБАЛЬДИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

 

О Гарибальди написано множество книг, брошюр, очерков, статей как в нашей стране, так и за рубежом. Отечественную историографию, посвященную его жизни и деятельности, можно разделить на дореволюционную и советскую, постсоветской пока еще практически нет.

Деятельность Гарибальди, его знаменитый поход "Тысячи" сразу же нашли отклик в дореволюционной российской публицистике. Так, уже в 1860 г. в журналах революционно-демократического направления "Современник" и "Русское слово" появились восторженные статьи Н.Г. Чернышевского и И.А. Добролюбова, восхвалявшие подвиги героя Италии. Чернышевский дал глубокий анализ борьбы между итальянскими республиканцами и либералами, указав, что вражда между главой пьемонтского правительства Кавуром и лидером национально-освободительного движения Гарибальди - "это вражда двух партий, из которых одна полагает, что для создания итальянского единства надобно действовать революционным путем, другая надеется держаться только с разрешения императора французов". И Чернышевский, и Добролюбов считали, что Гарибальди принадлежал к итальянским радикалам, а последний даже назвал его "олицетворением итальянской революции"  *.

Чернышевский Н.Г. Полн. собр. соч., т. VIII. М., 1950, с.192; Добролюбов Н.А. Полн. собр. соч.. т. V. М., 1941, с. 167. См. также: Объединение Италии в оценке русских современников. Сборник документов и материалов, М.. 1961.

Русские либералы давали деятельности Гарибальди намного более умеренную оценку, подчеркивая руководящую и направляющую роль короля Пьемонта и Сардинии Виктора Эммануила и его первого министра Камилло Кавура в объединении Италии. В журнале "Отечественные записки" А.С. Невский в статье, посвященной событиям в Италии, писал, что "к счастью для Италии Виктор Эммануил пользовался огромным влиянием над народным вождем" *. А либеральный публицист М. Капустин первое место безоговорочно отводил Кавуру и отмечал, что Гарибальди был "лишь орудием в руках первого министра" **.

Ненский А.С. Гарибальди. - Отечественные записки. 1860. ноябрь, с. 184.
** Капустин М. Туринское правительство в Италии. - Русский вестник, 1860, июль. с. 6.

Кроме журнальных статей и откликов в прессе до революции появилось несколько популярных биографий Гарибальди, принадлежащих перу С.М. Степняка (Кравчинского), С.Ф. Русовой, А.И. Цомакиона, которые дали красочное описание удивительной жизни итальянского героя. Но их общим недостатком является отсутствие попыток научного осмысления и оценки политических взглядов Гарибальди, его роли в воссоединении Италии *.

Цолакион Л.И. Дж. Гарибальди. Его жизнь и роль в объединении Италии. СПб.. 1892; Русова С.Ф. Биография Дж. Гарибальди, освободителя Италии. Ростов-на-Дону. 1903: Степняк (КравчинскийС.М. Джузеппе Гарибальди. Биографический очерк. СПб., 1906 (переиздание: Пг.. 1919).

Советские историки опирались на оценку Гарибальди, данную Марксом и Энгельсом, и видели в нем выразителя социалистических воззрений, а также единственного объединителя Италии, принижая роль короля Виктора Эммануила и Кавура *. Советский историк В.Е. Невлер (Вилин) в не раз переиздававшейся биографии Гарибальди писал, что его имя стало символом борьбы с абсолютизмом и деспотизмом, опуская тот факт, что именно под знаменем Пьемонт-Сардинской монархии он совершил свой знаменитый подход "Тысячи" в 1860 г. **. Главное внимание у нас тогда уделялось связям итальянского национального героя с Россией, ее прогрессивными деятелями - А.И. Герценом, Д.И. Менделеевым, Л.И. Мечниковым, Н.И. Пироговым и др.

Маркс К. и Энгельс Ф. Соч.. т. XI, ч. 2, с. 181-184, 76-82; т. XII, ч. 61-65. 123-126. 144-151, 376-378. 386-388: т. XV. с. 63. 145: т. XXI, с. 430, и др.

** Невлер В.Е. Джузеппе Гарибальди - герой итальянского народа. М., 1937; его же. Джузеппе Гарибальди. М., 1961; его же. Джузеппе Гарибальди и русское общество в годы революционной ситуации (1859-1861 гг.) - Объединение Италии. 100 лет борьбы за независимость и демократию. М.. 1963, с. 69-101; его же. Эхо гарибальдийских сражений. М.. 1963; его же.Демократические силы в борьбе за объединение Италии (1831-1860). М.. 1982.

В советской историографии содержится также критическая оценка деятельности Гарибальди и его политических взглядов. Подводя итог жизни героя, А.Я. Лурье - автор популярной биографии Джузпе Гарибальди, дважды (в 1938 и 1957 гг.) изданной в серии "Жизнь замечательных людей", констатировал: "В своей политической деятельности Гарибальди не мог подняться над уровнем мелкобуржуазных воззрений, которые господствовали среди демократических элементов итальянского национал-освободительного движения. Но его тесная связь с народными массами, его любовь к ним и понимание их нужд позволили ему, особенно в последние годы жизни, понять историческую роль рабочего класса в национально-освободительном движении" *.

Лурье А.Я. Гарибальди. 1807-1882. М., 1957, с. 277. Из популярных работ можно указать также брошюру Э. Шапировского:Шапировский Э. Джузеппе Гарибальди. М., 1938. См. также литературу о связях Гарибальди с Россией и русских гарибальдийцах: Верти Дж. Россия и итальянские государства в период Рисорджименто. М., 1959: Объединение Италии в оценке русских современников. Сборник документов и материалов. М., 1961; Виноградов В.И. Они сражались вдали от Родины. М.. 1968.

В статье К.Э. Кировой, посвященной рассмотрению социально-политических взглядов Гарибальди, отмечалось, что, хотя "в целом идеология Гарибальди глубоко революционна", его можно отнести к мелкобуржуазным демократам, что, конечно, не умаляет его роли в объединении Италии *. Таким образом, в советской историографии Гарибальди считался основным объединителем Италии, его деятельность оценивалась как революционная, а взгляды как революционно-демократические.

Кирова К.Э. Социально-политические взгляды Гарибальди. - Из истории общественных движений и международных отношений. М., 1957, с. 455-474.

С сожалением приходится констатировать, что за последние 10 лет в России не было выпущено ни одной крупной публикации, посвященной Джузеппе Гарибальди.

Практически невозможно даже кратко охарактеризовать здесь огромную зарубежную историографию почти на всех европейских языках. Поэтому ограничимся лишь несколькими замечаниями. Особенностью трудов английских историков о Гарибальди является фрагментарное рассмотрение его биографии по периодам. В Великобритании был опубликовал ряд книг, посвященных отдельным, наиболее ярким событиям из жизни Гарибальди и рассмотрению их места в процессе объединения Италии. При этом некоторые историки, например Д. Мак Смит, считали, что Гарибальди был во многом исполнителем политики короля Италии Виктора Эммануила и даже называли его "преданным и восторженным сторонником монархии". Значителен также вклад британских ученых в изучение проблемы отношения Гарибальди с другими ключевыми фигурами итальянского Рисорджименто, главой либерального крыла освободительного движения Кавуром и лидером радикально настроенных республиканцев Мадзини, создавшим революционную "Партию действия". Наиболее полное изложение биографии и рассмотрение политической позиции Гарибальди даны в книге английского историка Дж. Ридли, которая является ныне одной из самых обстоятельных монографий о Гарибальди *.

* Ridley J. Garibaldi. New York, 1976.

В современной французской историографии выделяется переведенная недавно на русский язык книга М. Галло, в которой популярно и подробно излагается биография Гарибальди, автор пытается дать анализ и объяснить причины тех или иных действий итальянского героя, показать многосторонность и неординарность его натуры *.

* Галло М. Дж. Гарибальди. Ростов-на-Дону, 1998.

В Италии, на родине Джузеппе Гарибальди, написаны сотни его биографий, тысячи очерков и статей  С 1906 г. целенаправленные исследования ведет Институт истории Рисорджименто в Риме. В итальянской историографии о Гарибальди, а она была сильно подвержена влиянию политики, можно выделить три периода: 1) конец XIX - начало XX в.; 2) эпоха фашистского режима 1922-1945 гг.; 3) после 1945 г. В зависимости от собственных взглядов и общественно-политической конъюнктуры историки, публицисты и общественные деятели Италии дают разные оценки его деятельности.

Из огромного количества итальянских научных публикаций, посвященных Гарибальди, следует отметить особо два исследования, представляющих наибольший интерес для воссоздания политического портрета национального героя. В первую очередь это статья Рафаэле Колапьетра "Вокруг политической мысли Гарибальди" *. Ее автор дает характеристику "гарибальдизму" как политическому движению, и как его недостаток отмечает отсутствие четкой программы, которая могла бы стать основой действий демократически настроенных итальянских патриотов, стремившихся к объединению страны. Особый интерес также представляет монография А. Вентури "Гарибальди в парламенте" **. В ней подчеркивается, что Гарибальди был прежде всего выдающимся военачальником и народным вождем, а не политическим деятелем и мыслителем. Будучи плохим депутатом, по оценке автора, он редко появлялся на заседаниях парламента, и почти ни одно из его предложений, направленных преимущественно на улучшение жизни народа, не было поддержано. Как пишет Вентури, "генерал, привыкший одерживать победы на полях сражения, не смог смириться с поражением в парламенте и ушел, хлопнув дверью". Тем не менее попытки Гарибальди провести свои идеи в жизнь через парламент дают нам более полное представление о политических воззрениях генерала, его социальной программе. К столетней годовщине кончины национального героя Италии была приурочена крупная международная конференция, состоявшаяся в 1982 г. в Женеве.

Collapietra R. Intorno al pensiero politico di Garibaldi. - Nuova Rivista Storica, 1959,
gennaio-aprile, p. 1-30.
** Venturi A. Garibaldi in parlamento. Le esperienze di un eroe istintivo alle prese con il meccanismo delle istitlizioni. Milano. 1973.

В дореволюционной российской, советской и западной историографии даются совершенно разные и противоречащие друг другу оценки деятельности Гарибальди. Пытаясь охарактеризовать политические воззрения Гарибальди, исследователи изображали его либо революционером, демократом и республиканцем, либо монархистом. послушным орудием в руках Кавура и короля Виктора Эммануила. Кроме серьезной научной литературы было издано множество популярных биографий Гарибальди, в которых дан красочный образ итальянского национального героя, но не анализируются его действия и цели. Автору представляется весьма интересным проследить формирование и эволюцию политической платформы Гарибальди; прояснить его отношение к монархии и республике, к духовенству и идеям интернационализма; понять, каким он видел будущее Италии. Важно также воссоздать портрет Гарибальди не только как военного героя и народного вождя, но и как политика с определенными взглядами, пусть и не выраженными в четко составленной программе.

В работе использованы в первую очередь письма Гарибальди, издававшиеся несколько раз в Италии, но не переведенные полностью на русский язык. На протяжении всей жизни Гарибальди вел активную переписку со своими друзьями, политическими единомышленниками, последователями, а также и оппонентами. Эти письма показывают политическую позицию Гарибальди в различные периоды его жизни, объясняют мотивы тех или иных его действий. С их помощью можно проследить, как формировались и менялись его воззрения на будущее Италии и итальянского народа. Этим же целям служат и прокламации Гарибальди, его призывы к итальянцам встать в ряды добровольцев за дело объединения родины.

Наряду с эпистолярным наследием Гарибальди значительный интерес представляют и "Мемуары", над которыми он работал с 1849 г. и до кончины. Сохранилось несколько переработанных его друзьями и родственниками вариантов воспоминаний. Еще при жизни сам Гарибальди отдал часть из написанного им для доработки и последующего издания американцу Т. Дуайту, а также Александру Дюма-отцу. своему близкому другу - немецкой писательнице Э. фон Шварц, итальянскому генералу Ф. Каррано. В 1888 г. был издан окончательный вариант мемуаров, исправленный другом Гарибальди А. Лемми и его старшим сыном Менотти. Без редакционных исправлений полностью воспоминания были опубликованы в Италии в 1907 г., а затем перепечатаны в национальном издании в 1932 г. "Мемуары" Гарибальди были переведены также на русский язык и изданы в сокращенном варианте М. Левидовым в 1931 г. Полное же их академическое издание в переводе B.C. Бондарчука и Ю.А. Фридмана, с комментариями В.Е. Невлера вышло в серии "Литературные памятники" в 1966 г. Надо отметить, что из-за множества вариантов воспоминаний. а также исправлений, вносившихся разными людьми и в разные годы, в них остаютс некоторые неточности и несоответствия. Кроме того, мемуары создавались Гарибальди по прошествии некоторого времени после описываемых событий, этим могут объясняться ошибки в изложении материала.

Таким образом, основным источником для реконструкции социально-политических взглядов Гарибальди стали не воспоминания выдающегося национального деятеля Италии, а его письма и прокламации, создающие более верный общественный образ прославленного героя. Объективная оценка нашего героя дана и в мемуарах его сподвижников - прежде всего Дж. Гуэрцони "Гарибальди" (т. 1-2. Флоренция, 1926) и У. Дж. Марио "Жизнь Дж. Гарибальди" (Милан, 1910).

 

ВЕХИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ

Джузеппе Мария Гарибальди родился 4 июля 1807 г. в Ницце, которая с 1792 г. находилась в составе Франции, а в 1814 г. после отречения Наполеона вернулась под власть Пьемонт-Сардинской монархии и оставалась итальянской до 1860 г. В 1815 г. решением Венского конгресса Италия была разделена на восемь государств, в большинство из которых вернулись прежние династии, правившие до установления французского господства. Венеция и Ломбардия были объединены в Ломбардо-Вене-цианскую область, а Генуя отошла к Сардинскому королевству, ставшему впоследствии центром объединения итальянских земель. Почти все образовавшиеся итальянские государства прямо или косвенно попали в сферу влияния Австрии. Именно австрийское господство наряду с папством стало основным препятствием объединения Италии, которое предстояло еще преодолеть деятелям итальянского Рисорджи-менто.

Джузеппе появился на свет в семье потомственных моряков. Свои "Мемуары" * он начал именно с рассказа о родителях, о том воспитании, которое они ему смогли дать. Отец его, Доменико Гарибальди, был владельцем и капитаном небольшого парусника - тартаны "Санта Репарата" и занимался в основном каботажными морскими перевозками на небольшие расстояния. Дед по отцовской линии, Анджело, в 1780 г. переселился с семьей в Ниццу из Кьявари, портового городка, расположенного на побережье Лигурийского моря, к югу от Генуи. Первыми учителями Пеппино (так его ласково именовали с детства родные и соседи) стали два священника, выбранные донной Розой Раймонди, матерью будущего героя, женщиной более образованной, чем отец, надеявшейся постепенно подготовить его к поступлению в духовную семинарию. Но уже довольно скоро выяснилось, что ее мечтам не суждено сбыться. Пеппино магнитом притягивало к себе море, мальчик мечтал о дальних странствиях и вовсе не думал стать священником.

Гарибальди Дж. Мемуары М.. 1966, с. 14. Научный уровень и полнота комментирования в русском издании превосходят первые итальянские издания "Мемуаров" Гарибальди. Cм.: Garibaldi G. Memorie. Torino. 1907; idem. Memorie, v. 1-2. Bologna. 1932.

Впоследствии Гарибальди отрицательно отзывался о распространенном во времена его детства в Италии обычае доверять начальное образование детей духовенству. Намного больше по душе ему пришелся третий учитель, синьор Арена, который преподавал ему итальянский, письмо и математику. Некоторое время Гарибальди посещал школу, где ему не слишком нравилось, но в общем можно сказать, что он не получил систематического образования, хотя за счет природного таланта, постоянного расширения умственного кругозора и самостоятельных занятий он сумел достичь много. Его "Мемуары" свидетельствуют о знакомстве автора с творчеством Данте. Петрарки, произведениями Макиавелли, знании им истории Италии, битв и военных кампаний Ганнибала, Сципиона, Наполеона. В зрелые годы он зачитывался романами Вальтера Скотта, увлекался стихами Байрона, декламировал наизусть целые главы из "Божественной комедии" Данте, "Илиады" Гомера, "Освобожденного Иерусалима" Торквато Тассо. Помимо родного итальянского и столь же доступного с детства французского, знал английский и испанский языки, в молодости пытался даже изучать греческий и латынь, пробовал писать стихи.

Вышедший из семьи моряков, Гарибальди всегда имел тягу к морю и с 15 лет плавал на торговых судах сначала в качестве юнги, затем как помощник капитана. Уже во время первого дальнего плавания на бригантине "Констанца" юноша побывал в далекой России и смог посетить Одессу. Он избороздил Средиземное море во всех направлениях, и нет средиземноморского берега, который бы он не увидел в годы своей бурной молодости, решающие для формирования его личности. В то время Средиземноморье было как раз зоной политических бурь, центром великого национального движения, охватившего всю Европу. В 1821 г. началось освободительное восстание греческих патриотов против турецкого ига, которое впоследствии привело к достижению Грецией независимости. В 1828 г. происходили волнения в Чиленто, горном массиве на юге Италии, за которыми последовали репрессии и казни. Полиция и австрийская армия контролировали различные итальянские королевства. В самой Ницце, когда Гарибальди возвращался из плавания в свой родной город, он чувствовал тяжелую атмосферу слежки и торопился покинуть ее и отправиться к новым далеким берегам. В морском реестре Ниццы 27 февраля 1832 г. он уже записан как капитан торгового флота, под его командой уверенно бороздит моря парусник "Клоринда".

Находясь в плавании, он узнал о восстании в Модене, Парме, Болонье, о казни Чиро Менотти, одного из заговорщиков и вдохновителей этого движения, о репрессиях и усилении власти папы Грегуара XVI, карательных действиях австрийских войск. Гарибальди инстинктивно пришел к мысли, что папство и Австрия - две силы, мешающие Рисорджименто и объединению Италии. Он чувствовал необходимость сделать что-то для сдоей родины, принять участие в разгоравшемся движении. Поворотной вехой для него стал 1833 г. Именно тогда на его жизненном пути в одном из портов Эгейского моря встретился Эмиль Барро, высланный из Франции сторонник утопического учения Сен-Симона, чью книгу "Новое христианство" он подарил Джузеппе. Еще большее влияние на дальнейшую судьбу молодого моряка оказало знакомство в Таганроге, куда приплыл его парусник, с одним из членов организации "Джовине Италия" ("Молодая Италия") - тайного общества, созданного генуэзцем Мадзини, с которым он встретился чуть позже в Марселе.

Джузеппе Мадзини принадлежал к тому же поколению, что и Гарибальди (родился в 1805 г.). Он рано вступил в борьбу за объединение страны, испытал на себе гнет сардинского правосудия, был приговорен к изгнанию и затем создал революционную организацию, которая, как полагал, должна была заменить устаревшие, например карбонариев. Объединив десятки тысяч сподвижников по всей Италии, она должна была поднять страну на борьбу под лозунгом "Независимость, Единство, Свобода". Полностью разделяя тогда революционную позицию Мадзини и его сторонников, верный идеалам свободы и независимости своей родины, Гарибальди, получивший кличку Борель, в начале 1834 г. принял участие в заговоре мадзинистов, так называемой Савойской экспедиции. Чтобы привлечь к нему моряков, он отправился в Геную и поступил под именем Клеомброт на службу в военно-морской флот Пьемонт-Сардинского королевства. С конца января он в качестве простого матроса находился на корабле "Эвридика", а в начале февраля перешел на фрегат "Де Женей", на котором оказались несколько его приятелей.

Флотские документы содержат самые ранние свидетельства о внешнем облике. нашего героя - светловолосый мужчина среднего роста (170 см) с большим открытым лбом, карими глазами, орлиным носом, физически сильный, ловкий и выносливый, пользующийся вниманием женщин. Поднять тогда восстание на флоте, однако, ему не удалось: революционные призывы почти не находили отклика у матросов, охотно, впрочем, угощавшихся вином за счет Гарибальди. Не на должной высоте как организаторы оказались и главный вдохновитель заговора - Мадзини, и военный руководитель экспедиции - генерал Раморино. В результате заговор завершился полным провалом. Спасаясь от ареста, Гарибальди вынужден был пешком уйти из Генуи в родную Ниццу, а затем во Францию под именем Джузеппе Пане. За участие в заговоре власти заочно приговорили его к позорной смертной казни - расстрел в спину. Опасаясь выдачи, Гарибальди вынужден был в 1835 г., на целых 13 лет эмигрировать в Южную Америку.

Там, оказавшись без средств, он в качестве корсара, а затем командующего небольшим военно-морским флотом принимал активное участие в борьбе за независимость республик Риу-Гранде (на юге Бразилии) и Уругвай. Военные успехи пирата Хосе Гарибальди (так именовали его латиноамериканцы) произвели впечатление на местное население, в частности портового городка Лагуна, который тот захватл в 1839 г., воюя на стороне республиканцев против Бразильской империи.

Здесь Гарибальди посчастливилось встретить юную замужнюю красавицу-креолку Аниту (ее полное имя - Д'Анинас Рибейро да Сильва), ставшую ему верной женой и соратницей в борьбе. Что же мог предложить ей Гарибальди, увозя от постылого мужа? Годы лишений, опасности и страданий, но вместе с тем счастье постоянно находиться рядом с любимым. Вместе с ним она участвовала в сражениях, перевязывала раненых и сама брала в руки оружие, будучи беременной осилила тяжелейшее отступление через необжитые лесные пространства.

Семья их нередко бедствовала: не хватало еды и одежды, не было денег даже на свечи. Когда у Аниты в 1840 г. родился сын Менотти, его пришлось завернуть в шейный платок отца. Через 12 дней после родов Анита вынуждена была в отсутствие мужа бежать от преследования вражеских солдат, положив первенца перед собой на седло. В 1844 г. она родила дочь Терезиту, спустя два года - второго сына Риччьотти. Семья увеличивалась, для ее содержания требовалось больше средств, скромного армейского жалованья постоянно не хватало. При этом бессребреник Гарибальди отказывался от богатых земельных пожалований республиканских властей.

Сражаясь за независимость латиноамериканцев, ему приходилось нередко оставлять капитанский мостик и пересаживаться в седло, он стал хорошим наездником уже в Латинской Америке. Отличаясь хладнокровием и бесстрашием, благородством и милосердием, в самых опасных переделках личным примером воздействовал на своих бойцов. Опыт командования сухопутными войсками пригодился ему позднее на родине, в Италии.

Находясь за океаном, Джузеппе поддерживал переписку с Мадзини, уверяя его в своей преданности и восхищаясь им. Благодаря подвигам, совершенным в Латинской Америке,.Гарибальди стал известной личностью, и сообщения о нем печатали многие европейские газеты, красочно описывая его облик: длинные волосы, борода и усы, красная рубашка, шейный платок и серое пончо. Впоследствии его так и изображали художники, так он выглядел и на многих фотографиях.

В Латинской Америке Гарибальди стал франкмасоном, что сделало его радикальным противником римско-католической церкви. В XIX в. стать масоном с точки зрения католиков значило вступить в союз с дьяволом, что тут же влекло за собой отлучение от церкви. Это в какой-то степени повлияло на его жизнь в Южной Америке, во всяком случае способствовало сближению с президентом республики Риу-Гранде Бенто Гонсальвесом, также членом масонской ложи. Позднее в Италии, где папство представляло вездесущую могучую силу, приобщение к франкмасонству привело к тому, что Гарибальди стал одиозной фигурой для католической церкви. Отныне между Гарибальди и ею, помимо политических разногласий, появилось противостояние на религиозной почве, которое не закончилось даже со смертью национального героя Италии.

Американский период - решающий для становления личности Гарибальди. Здесь он обрел военный опыт и закалку, участвуя в непрекращавшихся войнах между южноамериканскими государствами. Здесь же укрепились его демократические идеалы и республиканские взгляды, а также проявился интернационализм.

А на Апеннинском полуострове с середины 30-х годов XIX в. свершились кардинальные перемены. Прежде всего в королевстве Пьемонт-Сардиния, где король Карл Альберт (1831-1849) после жестокого подавления движения сторонников Мадзини * в 1831 и 1834 гг. изменил политический курс, решив использовать национальный подъем в своих целях, пока его трон не рухнул. Были разработаны и проведены реформы, превратившие Пьемонт в самое современное государство Италии, утверждена умеренно-либеральная конституция (Альбертинский статут). Королевство кипело, полное новых начинаний, в воздухе витали идеи создания единого Итальянского государства. В 1847 г. в Турине граф Кавур, сторонник либеральных идей, начал издавать газету, которую назвал "Рисорджименто" ("Воссоединение"). Годом ранее был избран новый папа, Пий IX, который тут же после избрания, объявив всеобщую амнистию для политических заключенных, разрешил эмигрантам вернуться. Гарибальди восторженно воспринял все эти перемены и решил возвратиться на родину. Сперва он отправил Аниту с детьми к матери в Ниццу **.

* Об отношениях между Гарибальди и Мадзини см. Верти Дж. Демократы и социалисты в период Рисорджименто. М., 1965; Кирова К.Э. Жизнь Джузеппе Мадзини. М., 1981.

** Канделоро Дж. История современной Италии, т. 3. М., 1962. с. 330.

Накануне отъезда в Италию он написал своему другу и сподвижнику Джакомо Медичи, что основная цель его приезда на родину - "не идти против новых течений в политике правительства, а поддержать его во всех хороших начинаниях и действовать вместе с ним в войне против австрийцев". Итак Гарибальди возвращался в Италию, надеясь принять активное участие в начавшейся войне с Австрией, а вовсе не для того, чтобы совершать революцию и свергать существующую там власть короля. К сожалению, к его возвращению накал национально-освободительного движения уже начал спадать. Итальянцы терпели поражения от австрийцев. И Карл Альберт, и папа Пий IX, напуганные размахом революционного движения в Европе и в самой Италии. начали отходить от либеральных и прогрессивных идей. Гарибальди успел принять участие в австро-итальянской войне, организовав отряд добровольцев. Он не согласился с решением правительства о заключении унизительного мира с Австрией и продолжил борьбу, участвуя в обороне возникшей Римской республики.

Тогда же произошел очередной поворот в мировоззрении Гарибальди. Он отошел от официального политического курса правительства, отказался от своей поддержки политики короля: "Я теперь буду воевать не за Карла Альберта, но за Итальянскую республику, за итальянскую нацию". В это же время появились первые противоречия и разногласия Гарибальди с Мадзини, одним из триумвиров, управляющих Римской республикой. Джузеппе Мадзини придерживался осторожной, умеренной политики, Гарибальди же выступал за установление диктатуры, полагая, что только она могла спасти тяжелое положение Римской республики, помочь разбить наступающих французов, которые пришли защитить владения папы. В мемуарах он писал об этих событиях так: "Видя, как относились к тому, что было делом нации, понимая, что катастрофа неизбежна, я потребовал установления диктатуры; я требовал права на диктатуру, как в некоторых случаях моей жизни требовал, чтобы мне доверили руль корабля, когда буря несла его на рифы". 3 июля 1849 г. французы во главе с генералом Удино вошли в Рим фактически беспрепятственно. Мадзини до этого тайно покинул город, отказавшись от дальнейшего сопротивления. Король Карл Альберт, отрекшись от престола, уехал в Португалию.

Но Гарибальди решил продолжить борьбу. После падения Римской республики он вместе с немногочисленными волонтерами и верной Анитой совершил поход на север, пытаясь дойти до Венеции, последнего оплота революции. По пути, в устье реки По, у него на руках умерла беременная жена, и он, преследуемый, не смог даже ее похоронить. С большим трудом Гарибальди пробился к Пьемонту, но был арестован и выслан из страны. Следующие пять лет своей жизни он находился в изгнании, без семьи и детей, оставшихся на попечении его матери в Ницце. Непродолжительное время провел на средиземноморском острове Маддалена, в Танжере (Марокко) и Гибралтаре, а затем перебрался в 1850 г. в Северную Америку.

Там, чтобы прокормиться, прославленный партизанский командир первоначально устроился простым рабочим на свечную фабрику своего друга Мэучи, пока для него не нашлось более подходящее занятие. И вновь его позвало море, он плавал капитаном на торговых судах, мечтал о родных берегах, посещал порты Китая, Австралии, Новой Зеландии, Англии (там, кстати, в 1856 г. состоялось его знакомство с А.И. Герценом), пока другие патриоты Италии составляли заговоры и продолжали активную, но порой бессмысленную борьбу. В 1853 г. Мадзини подал сигнал к восстанию в Милане, попытка мятежа привела лишь к очередным репрессиям. Неудачи не останавливают Мадзини. Он создал революционную "Партию действия", которая должна была повести за собой массы. Гарибальди же открыто заявляет, что не одобряет эти обреченные на провал попытки к восстанию. В одном из писем к другу Дж. Кунео он объяснял свою временную пассивность: "Если я не рискую собой, то только потому, что не вижу никакой надежды на успех". Гарибальди при всей своей смелости и любви к риску, по сравнению с Мадзини и другими радикально настроенными республиканцами, оказался самым умеренным, самым трезвым. Лучше понимая политическую ситуацию, не склонный ни к туссти, ни к расчету, он решил переждать временный революционный спад, не отказываясь от своих идей и целей. В 1855 г. Гарибальди вернулся из изгнания на родину.

Уже в 1858 г. в Италии начался новый подъем национально-освободительного движения. По-прежнему было популярным стремление к войне против Австрии. Кавур, возглавивший с 1852 г. пьемонтское правительство, готовил почву для предстоящей войны за объединение Италии. В 1858 г. с этой целью был заключен тайный союз с Наполеоном III, императором Франции, по которому Франция обещала свою поддержку Италии в обмен на Ниццу и Савойю. Пьемонтское правительство стремилось одновременно привлечь на свою сторону и либерально настроенную интеллигенцию, и республиканцев. Для этих целей блестяще подходил Гарибальди, прославленный народный герой, пользующийся широкой популярностью в Италии. Кавур пригласил Гарибальди к себе и предложил ему вербовать волонтерские отряды для участия в предстоящих военных действиях. Гарибальди было поручено командование корпусом альпийских стрелков из 3 тыс. человек. Гарибальдийцам не хватало ни хорошего оружия, ни провианта, но они под предводительством прославленного командира проявляли чудеса храбрости. Позднее он скажет: "В Пьемонте в начале 1859 года меня подняли как знамя". Действительно, пьемонтскому правительству во главе с Ка-вуром удалось подчинить Гарибальди своей стратегии. Несмотря на ряд одержанных побед, 11 июля 1859 г. в Виллафранке пришлось заключить перемирие с Австрией.

В результате этой войны Милан и Ломбардия стали итальянскими, но об объединении всей Италии говорить было еще рано. Согласно секретному договору, к Франции отошли Савойя и Ницца - родной город Гарибальди. Последний же подал в отставку с поста генерала пьемонтской армии и вернулся на небольшой остров Капреру, у северного побережья Сардинии, часть которого он купил еще в 1855 г., получив наследство скончавшегося брата Феличе и присовокупив к нему собственные небольшие средства, и создал там небольшое поместье. Со временем весь остров стал его владением.

Но в 1860 г. начались народные волнения на юге Италии. Сначала национальный подъем охватил Сицилию, потом все Неаполитанское королевство. Гарибальди реагировал на происходящие там события следующим образом: "Я не советовал сейчас поднимать восстание, но если сицилианцы взялись за оружие, это святой долг каждого помочь им в деле освобождения". После некоторого колебания он согласился возглавить экспедицию в Южную Италию, которая впоследствии стала известной как поход гарибальдийской "Тысячи" и сыграла важную роль в объединении Италии. Экспедиция эта проводилась под лозунгом "Италия и Виктор Эммануил". К этому времени в Пьемонте правил Виктор Эммануил II, ставший королем в 1849 г. после отречения отца Карла Альберта. Перед отправлением Гарибальди послал ему письмо, в котором решительно предстал в роли подданного, осмелившегося ослушаться лишь потому, что он хочет лучше служить своему государю и родине. В ночь с 5 на 6 мая 1860 г. два парохода с добровольцами, возглавляемыми Гарибальди, вышли из Генуэзского залива и направились к берегам Сицилии. Премьер-министр Кавур в отпет на запрос английского правительства так сформулировал свою позицию в отношении похода Гарибальди: "Правительство короля сожалеет об этом предприятии: оно не может ему помешать, но и не помогает ему; оно не может также с ним бороться ".

Поход Гарибальди был успешным и привел к освобождению Юга Италии от власти Бурбонов. На время Гарибальди стал диктатором Сицилии, в его руках оказалось собственное государство, в котором он пытался провести ряд преобразований: освободил политических заключенных, принялся за организацию школ и приютов, раздал часть государственных земель крестьянам. Порой народный вождь действовал слишком прямолинейно, нередко проявлял наивность. В Сицилии вокруг него плели сети интриг агенты Кавура, строили козни бонапартистские шпионы. Гарибальди не спешил передавать Сицилию Виктору Эммануилу II и вот как объяснял свои действия:

"Провозглашение единого Итальянского государства и Виктора Эммануил а его королем не должно произойти раньше, чем борющийся народ Италии от самой Сицилии не дойдет до Рима, будущей итальянской столицы... немедленное же присоединение южных земель означало бы отделение одной части Италии от другой... Мы хотим видеть Италию единой, а Виктора Эммануила ее королем!"

 Итак, Гарибальди хотел вместе со своими волонтерами идти на Рим, чтобы завершить дело объединения Италии. Но в Неаполе он был остановлен Виктором Эммануилом II и его войсками. Король Пьемонта и его первый министр считали, что поход Гарибальди в Папскую область и занятие им Рима могут сильно усложнить международное положение Италии, навлечь на нее гнев французов, под особой защитой которых находился папа.

В ноябре 1860 г. Гарибальди сложил с себя диктаторские полномочия и объявил о передаче власти в освобожденной им Южной Италии королю Виктору Эммануилу II. Этот год стал памятен для него и оказавшимся фиктивным бракосочетанием с молодой аристократкой Джузеппиной Раймонди (однофамилицией матери), отдавшей сердце еще до встречи с Гарибальди другому человеку, но признавшийся в этом знаменитому жениху лишь под сводами храма, в котором происходило венчание. Едва услышав это тягостное для обоих признание, наш герой, отличавшийся влюбчивостью и обожаемый многими женщинами, вскочил на коня и умчался прочь.

В 1861 г. было объявлено о создании единого Итальянского королевства во главе с королем Виктором Эммануилом II, но вне его пределов все еще находились Папское государство и Венеция. Завершение объединения Италии могло быть достигнуто лишь в результате ликвидации светской власти папы и освобождения Венеции из-под австрийского господства. Таким образом, мечта Гарибальди о единой Италии пока не была достигнута. Он был избран депутатом туринского парламента от избирателей Неаполя, но редко присутствовал на заседаниях, объясняя это следующим образом:  "Мое место не в парламенте. Я жду, чтобы меня призвала новая опасность". Действительно, ассамблея не подходила для Гарибальди-оратора, слишком вспыльчивого и несдержанного. Вскоре он возвратился на Капреру, где продолжил писать мемуары и ждать подходящего момента для возвращения к активной борьбе за окончательное объединение страны.

Комментарии:

Добавить комментарий